18:15 

Zarateen56
Да здравствует революция!
Название: Cherchez la femme
Автор: Zarateen56
Фэндом: Inception
Персонажи: Имс/Артур
Рейтинг: Нц-17
Жанры: слэш
Размер: мини
Статус: продолжается
Описание: Шерше ля фам - французское выражение, которое буквально означает «ищите женщину». В том смысле, что, когда мужчина ведёт себя необычно или мотивация его поступков неясна, причиной может быть его попытка скрыть незаконное дело с женщиной, или произвести впечатление или снискать расположение женщины. То есть по мнению говорящего эту фразу, причиной события, бедствия, преступления оказывается женщина. (вик)
Примечание: Я надеюсь, что вам понравится. Это первая работа по Началу, первая работа, которую я выкладываю вне Фикбука, и я еще не со всем тут разобралась, но надеюсь, вы мне скажете, если я нажала что-то не то. НЕ БЕТИЛОСЬ.

- Два лорда читают газеты, - начал Артур, бросая ключи в вазочку, снимая пальто и вешая его на крючок в их квартире. Имс, как и всю дорогу до дома, прошел с хмурым лицом в квартиру и хлопнул дверью. На хлопок Артур отреагировал также, как и на все, что сегодня делает Имс - шутками в исконно "английском" стиле.

- И один говорит другому: "О! Я слышал вы похоронили свою жену на днях. Что же случилось?". "А она, знаете ли, умерла", - сказал второй джентельмен.

Имс обреченно застонал, схватил Артура за лацканы пиджака и толкнул к стене.

- Не смешно? - притворно изумился Артур, поджимая губы. - Хорошо, я расскажу тебе другую. Играют как-то два джентельмена в гольф. Один еще совсем молод и допускает много оши...

- Золотце, - проворковал Имс ему на ухо, притираясь плотно телом к телу. Свою руку, мозолистую и загорелую, он прижимает к чужому рту, - еще одна шуточка в стиле "английского юмора" и я тебе язык вырву.

Он освободил этот невозможный рот, смотря на то, как с этого места сходит оставшийся красный след. Артур, впрочем, и слова не сказал, лишь продолжает смотреть недовольно и зло. Вот злюка.

Имс ухмыльнулся, запустил пальцы в его волосы, оттягивая. Ноги у того подкосились, и Имс, оглаживая упругую задницу поверх тонкой ткани брюк, опустился перед ним на колени и устроил правую ногу у себя на плече. После чего потянулся к ремню Артура.

- "Глупый американский стиль" тебя не прельщает, так что не так с английским?

Вместо ответа Имс вылизывал его член и яйца жадно и мокро, ощутимо втягивая в рот так, словно пытался высосать из партнера все соки. Имс уже не держал так сильно, лишь сжимал одной рукой член у основания, а другую держал на бедре, поглаживая выпирающую косточку. При желании Артур мог бы ему сейчас свернуть шею или ударить побольнее, но остававшиеся от их веселой игры крохи самоконтроля и разума покинули его, а тело стало ватным, между лопатками к вспотевшей коже липла рубашка. Он взмок весь, разом, стоило ему опустить взгляд на Имса. И Имс смотрел в ответ на него, сиял ухмыляющимся взглядом снизу, как бы спрашивая: смешно тебе теперь, дорогуша?
Артур ненавидел Имса всей душой.

- Господи, - выдохнул Артур, ударяясь головой о стену, когда Имс ощутимо прошелся зубами по головке, - как же я ненавижу тебя, Иммм, Имс!

- Ах, детка, - Имс выпустил член из своего горячего рта и подул на головку. Артура чуть не согнулся вдвое, так хорошо и одновременно мучительно ему было терпеть чужие выходки, - я же и не такое могу, ты ведь знаешь.

- И чего ты ждешь, придурок? - прохрипел над ним Артур, после чего потянул Имса вверх за уши.

Тот не особо сопротивлялся, тут же прижался к Артуру, обвил его всеми конечностями, словно осьминог, возился с дьявольским галстуком и чертовыми пуговицами, чтобы наконец вытряхнуть это тело из рубашки, да сметал все собой на пути в спальню.

- Ты уронил вазу моей сестры, - простонал Артур, когда Имс вцепился ему в ключицу, оставляя засос.

- Я подарю ей потом Шер-Гил, Б-же мой, Артур, какой же ты горячий, - выдохнул он, толкая Артура на кровать.

Имс с трудом проглотив вязкую слюну, когда заметил, как капелька пота пробежала от виска к подбородку Артура. Захотелось слизать ее, оставить на белой коже влажный след от своего языка. Что он и сделал, склонившись над вмиг присмиревшим Артуром, поцеловал его острый подбородок, а потом небрежно лизнул щеку, словно огромный пес. У Артура дрогнули бедра и он сам раздвинул ноги, впуская Имса. Тот вклинился между разведенных ног, выцеловывая шею, и плечи, и скулы, и, прикусывая кадык, царапал нежную кожу щетиной.

- Или мы трахаемся или я, ох, сейчас отстрелю тебе яйца, - пригрозил Артур, что звучало скорее сексуально, потому что он выгнулся на кровати, теснее прижимаясь к Имсу грудью.

- Что за пустая трата полезных ресурсов, детка? - цокнул Имс, устраивая ногу Артура у себя на плече. - Что же ты без меня и моих яиц делать-то будешь? Они ведь тебе так нравятся.

- Найду того, кто будет трахать, а не чесать языком!

- Ну что же ты, пупсик, - промурлыкал Имс и поцеловал Артура в колено, после чего шлепнул по заднице. Та у Артура, как и все остальное, была прекрасна. Имсу порой казалось, что ее стоило бы застраховать, но Артур после озвученной идеи выстрелил ему в колено. Хоть и были они во сне, боль была мучительной.

- А теперь расслабь для меня свою чудную дырку, чтобы я... - Артур больно ударил Имса пяткой по лопаткам, подгоняя. Имс почти не поморщился от боли, кинул на Артура обиженный взгляд и наконец толкнулся в жаждущее тело. Артур вздохнул-всхлипнул, шумно выдохнул и постарался расслабиться. Имс сжал свой член у основания, потому что если кончит сейчас, то Артур и правда же схватиться за Глок под подушкой и отстрелит ему самое дорогое.

Артур под руками Имса был напряженным и потным, изгибался змеей, цеплялся руками за широкие плечи, то ли отталкивая, то ли притягивая, и оставляя красные борозды на предплечьях и бицепсах, покрытых татуировками, толкался навстречу.

Имсу было невыносимо жарко. Он толкался внутрь, все глубже и резче, задыхаясь от водоворота, подхватившего его. Артур, мечущийся на простынях, кусал губы, закатывал глаза от наслаждения, дышал заполошно, и бедра его подрагивали, а нога все время соскальзывала. И Имс, сжимал чужие бедра до синяков, прижимался щекой к костлявой коленке.

- Ну же, детка, - проговорил Имс, покрывая щеки Артура поцелуями, - кончай.

И Артур кончил как-то совсем незаметно, сжал руки на запястьях Имса так, что чуть не вывернул их, он сжал Имса внутри себя так, что у того перед глазами все побелело, а потом обмяк весь разом.

Имс толкнулся в него грубо еще пару раз и кончил следом.
- Надо же, детка, - Имс примостился рядом с Артуром на кровати и тяжело дышал, - совсем без рук, а?

Артур, кажется, его радости не разделял. Он лежал на кровати, закрыв глаза, выдохшийся, иссохший, но весь - словно натянутая тетива, вот-вот порвется и хлестнет лучника по рукам или оцарапает лицо.

Имс смотрел на Артура и ждал.

Это и есть то, чего он не ожидал от Артура раньше, еще тогда, когда не знал его так хорошо, - дикой, непредсказуемой изменчивости, за которой может следовать ласка или взрыв.

Артур повернулся и посмотрел наконец Имсу в глаза. Его глаза потемнели, кажется, зрачок полностью поглотил радужку, губы неприлично распухли, а на шее и плечах багровели засосы.
Он запустил свои длинные пальцы Имсу в волосы, растрепал их, прошелся ладонью по виску. Имс под этой незамысловатой нежностью поплыл, прикрыл глаза, расслаблено выдохнул и отпустил. Имс пододвигается ближе и обнимает, стискивает в кольце из рук и ног и ни о чем не думает. В голове у него пусто и легко.

- Я хочу поговорить с тобой, - говорит Артур. Голос у него охрипший, и Имс не может не наслаждаться спокойными интонациями.

- Ммм?

- Мне звонила сестра. Она спросила, не хочу ли я встретиться. Сказала, чтобы без своего парня не приходил.

Имс приоткрыл один глаз и посмотрел на Артура. Тот выглядел сонным, но спина и плечи его были все также напряжены и... Ждет ли Артур от него отказа или надеятся на согласие?

- А ты хочешь, чтобы я пошел?

Артур передергивает плечами.

- Она умеет быть настойчивой, и я...

- Нет, Артур. Я спросил, чего хочешь ты, а не твоя сестра. Это твоя семья и я пойду на знакомство с ними, если для тебя это важно.

Волосы у Артура растрепались, намокли и начали кучерявиться. Сам он нахмурился, между бровей залегла складка, и сейчас, как бы сам Артур это не любил и пытался скрыть, он выглядит намного моложе своего возраста.

- Мне было бы проще, если бы ты пошел, - сказал он наконец. Имс тепло улыбнулся и подправил непослушные черные локоны. От Артура он большего и не ждал.

- Раз уж ты просишь, золотце, то я с удовольствием, - после чего Имс потянулся к Артуру за новой порцией поцелуев.


Утром Имс проснулся один. Простыни были нагреты солнечными лучами, падающими на разворошенную постель. Он прислушался, но дом звенел тишиной, до ушей доносился лишь шум с улицы. Артур ушел.

Имс смотрит на подушки, сваленные на противоположной стороне кровати, и не может сдержать вздоха. Он точно не уверен, от огорчения ли или из-за чувства облегчения смог расслабиться.

Какие-то вещи, говорит он себе, стоя в ванной перед зеркалом, остаются неизменными. Артур, не смотря на свои слова и действия, кричащие "Мы вместе" и "Мы можем справиться с этим", остается слишком свободным.
Он никогда не останавливается и не ждет, не дает поблажек и не склонен к жалости, не спрашивает о текущих делах Имса, но это вовсе не значит, что Артур не будет первым, кто кинется решать проблемы, если увидит хотя бы намек на опасность, угрожающую вору.

Просыпаясь на больничных койках, Артур всегда первый кого он видит. Хартум, Бриджтаун, Пхеньян, Таллин - где бы Имс не открывал глаза после своих неудачных попыток разобраться с "ерундовыми заморочками", Артур уже рядом. Может показаться, что этого мало. Что это не является доказательством их отношений, нитей, которыми они связали друг друга, но для такого человека, как Имс - проблемного, обманчивого, сумасбродного махинатора - это много значит.

Разве то, что Артур каждый раз - а ситуации были почти все разной степени паршивости - встречает его с того света, не лучшее свидетельство о его преданности?

Имсу кажется, что это - все, о чем он может просить.

В конце концов, Артур принадлежит только себе, и разве не это делает его самым желанным?

Он оставляет ключи от квартире в вазочке, к которой приклеен стикер. Ровным артуровским почерком там написано: "23 марта, среда, НЙ 12081 ул. Уилшир, кафе Литерати будь там в пять". И снизу размашистая буква А.
Имс спрятал стикер в карман пиджака, после чего подхватил пальто и вышел из квартиры.


Какое-то время Имс проводит в Нидерландах. Он снял небольшую квартиру недалеко от посольства Швеции в Гаага. Из его окна простирается прекрасный вид на стену соседского дома и мусорные баки во дворах. Днем он бродит по бесконечным коридорам муниципального музея, а вечером заваливается на раскладной диван и цедит нагревшееся пиво.

За две недели до встречи с Артуром он покидает свою квартирку на
улице, названной в честь датского принца 18го века, и бронирует билеты в Белиз, после чего отправляется в Нью-Йорк.

Штаты никогда не привлекали Имса. В них он не видел ничего, что прельщает миллионы людей по всему свету. Но он не мог избавиться от привычки возвращаться сюда, как у прошлом, может, десять лет назад, когда только начинал как мелкий аферист. Даже после того, как он стал мастером в своем деле, он находил время между Японией и Болгарией, Ватиканом и Ираком, Исландией и Австралией, - куда бы работа не занесла его - чтобы встретиться с Мор. Она была старше его на несколько лет, и он бегал за ней как щенок на привязи: дорогие подарки с разных концов земли, дорогие рестораны, клубы, полные звезд эстрады, президентские номера.
Все закончилось, когда однажды Мор не взяла трубку. Он тогда только вернулся из Каира, помчался в аэропорт сразу же после того, как вышел из государственного музея, оставив немногочисленные пожитки в номере отеля. При себе он всегда носит пару кредиток, немного налички и чистый паспорт. И он так соскучился, потому что они не виделись целых два месяца. Мор приходила к нему по ночам во снах, но на утро он просыпался бесконечно одиноким и опустошенным, а еще со стояком. В конце-концов он был влюблен в нее по уши, словно семнадцатилетний пацан. Хотя в то время, не то чтобы Имс далеко ушел от семнадцатилетнего пацана.
Он вернулся, названивал ей сутки, когда не нашел Мор в ее квартире в Бруклине. Еще трое суток он потратил на ее поиски, пока не узнал, что у нее было дело с местным наркокартелем, и в общем... Имс прекратил поиски, потому что он не хотел найти ее труп или услышать от нее "мы расстаемся".
Штаты Имс покинул с разбитым сердцем, еще не совсем уверенный, горюет ли он по Мор или их отношениям.
Так или иначе, Имс не любит Штаты. Они его не прельщают, американские высотки не кажутся ему мечтой, он не стремится укрыться под звездно-полосатым флагом, не бредит домиком с белым заборчиком. Но он всегда находит время для Нового Света.
В аэропорту Кеннеди Имс почувствовал неладное, когда проходил паспортный контроль. В горле у него застрял ком, и сам он напрягся всем телом: выпрямился, пальцы свело судорогой и от напряжения он сжал ремешки небольшой дорожной сумки так, что костяшки побелели.
Он улыбнулся контролеру и пошел дальше.
Большие часы в холле показывали полдень, и Имс прикинул, что у него есть время заехать в его квартиру, оставить сумку и попробовать взбодриться после пятичасового рейса.

Обычно ему плевать на мнение других людей, Имс никогда не был прихотлив в одежде, как Артур, и не подбирал к пуговицам на рубашке галстуки. Однако в этот раз ему хотелось предстать в образе хорошого парня перед сестрой Артура. Намыливая голову в душе, он пытался представить то, какой будет встреча с семьей лапушки. Имитатору в голову лезли картины Уильяма Флинта с изображенными на них женщинами: размытые акварелью с кошачьими глаза, стройные фигуры с оголенной мраморной кожей, разметавшиеся кудрявые локоны, гордо задранные точеные подбородки или задумчивые румяные лица.

Ему виделось, что она будет мужественно отважна, но по женственному восхитительна, сумасбродна, но одновременно приторно вежлива и ласкова. Что-то вроде идеала женской красоты шестидесятых годов. В конце концов, по Артуру видно, что у него есть сестра. Имс узнает в лапушке эту женскую провакационность, почти флирт, тонкие намеки. Но это не значит, что детка не мужественный. В иной раз в нем больше порядочности и храбрости, чем в ком бы то ни было еще. Он не может пройти мимо плачущий женщины, не может оставить друга в беде, почти никогда не способен на подлость и в особые моменты в нем просыпается что-то темное и агрессивное, из-за чего многие партнеры его боятся.

Ему когда-то казалось, что Артур простой до тошноты, ограниченный форматом своего черного молескина, упакованный в дорогой костюм. Как Имс потом узнал, за завесой хранятся секреты, как на страницах чужого ежедневника парадоксы, возможные и нет, как под накрахмаленными манжетами и кожаными ремнями - Артур, сплошной из сложных решений и легких шуток.

Мысли об Артуре привели Имса к жару ниже живота, к напряжению иного рода, а то предчувствие опасности покинуло его, стоило углубиться в свои мысли. Стоит ли дрочить сейчас, за несколько часов до встречи с Артуром и его семьей? Имс думает, что это будет лишним, учитывая, что потом они с Артуром останутся на ночь у него.

Поэтому он включает холодную воду.

Имс выглядит хорошо, и он это знает. Даже Артуру будет не к чему придраться. И чтобы сам Артур не думал о его чувстве стиля, оно у Имса есть. Но несмотря на это, его не покидает смутное чувство надвигающегося пиздеца. Не в плане грядущей перестрелки, головорезов или чего-то подобного. А что-то... Имс, при всем своем красноречии, не может описать это ощущение ухающего вниз желудка, беспокойно роящихся, словно пчелы, мыслей в голове. Он решает, что в данный момент единственным правильным решением будет зайти в кафе, посидеть немного, поболтать, а потом схватить Артура подмышку и улепетывать, как они умеют это делать: быстро и без следов.

Но как-только Имс заходит в кафе, он сразу же натыкатеся взглядом на Артура, за одним столиком с которым сидят четыре женщины, и одна из них с ребенком. Сердце Имса бьется так громко, что он не слышит шума кофемашинки, до него не доходят голоса переговаривающихся людей, он не вздрагивает от пронзительного крика клаксона на улице. В какой-то момент в голове пробегает мысль, что он сейчас умрет от остановки сердца, а потом ему кажется, что сердце бухнуло вниз с противным чавкающим звуком прямо к его ногам.

Имс не склонен к сентиментальностям (только иногда), но происходящее похоже на сюжет глупого американского фильма: все его бывшие, к которым он когда-то питал сильные чувства, встретились с его дамой. Только в его случаи все еще хуже. Бывшие оказались сестрами Артура.

@темы: fanfic: rus, NC-17

Комментарии
2016-03-21 в 21:04 

~Druzhno~
Идея пришла в его голову и теперь упорно ищет мозг.
хорошее начало!
и как теперь со всем бабьем разбираться....)

2016-03-22 в 10:42 

K@sh
Вот это поворот! :lol: Интересно, что будет дальше :nechto:

2016-03-22 в 14:01 

Zarateen56
Да здравствует революция!
Druzhno, LuckyTi, спасибо с:
Думаю, что Имсу житься станет веселее хд

2016-03-22 в 18:29 

Elf and Dragon
нетрадиционное сексуальное отношение
Интересно, что будет дальше)

   

You mustn't be afraid to dream a little bigger, darling

главная