Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
22:11 

Перевод: Эхо слов твоих

сам себе тайлер
der steppenwolf
Название: Эхо слов твоих (The echo of your words)
Автор: adelaide_rain
Переводчик: сам себе тайлер
Разрешение на перевод: отправлено
Пейринг: Имс/Артур
Рейтинг: PG-13
Размер: мини (1404 слов в оригинале)
Жанр: ангст
Предупреждение: ОМП, смерть персонажа
Саммари: Артур получает письмо, но не вскрывает его, пока не будет уверен.




1

В этом бизнесе на тебя так часто наставляют пушки, что это становится обыденным. Привычным, что ли.

Но на этот раз - первый раз - последний раз - Имс знает, что от этой пули он не сможет уйти.

Человек с мертвыми глазами и ввалившимися щеками привязал его к стулу; веревка впивается в запястья и лодыжки. Почему он так долго держал Имса в живых, когда ясно намеревается убить его, - загадка. До тех пор, пока он не кидает на стол перед Имсом лист бумаги и карандаш.

- Ты должен сказать "прощай".
- Что?
- Если бы я оказался в твоей ситуации, я захотел бы иметь возможность попрощаться со своей женой.

Пистолет все еще наставлен на него, и лодыжки остаются связанными, когда перочинный нож рассекает веревку на руках.

Имс берет карандаш, взвешивает его, оценивает. Его тюремщик отошел от Имса достаточно далеко, чтобы карандаш оказался бесполезным оружием, а ноги связаны слишком крепко, и быстро сбежать не получится; Имс не сомневается, что если он что-нибудь попытается предпринять, - смерть лишь придет скорее.

Тишина. Чистый лист бумаги.

Он думает о своем прошлом, о вещах, ради которых стоило жить: запах моря, шум на рынках Момбасы, послеполуденный чай, его мать, брат - и Артур. Прежде всего - Артур.

Он пишет те слова, что хотел бы повторять каждый день, и жалеет, что не делал этого.

*

Вернувшись домой, Артур обнаруживает на полу конверт. Он слишком измотан и хочет оставить его на столе до завтра.

Но в яркой белизне, подпорченной лишь его каллиграфически выведенным именем, есть что-то настойчивое, требующее немедленного внимания.

Он устало протирает глаза и говорит себе: это займет секунды. Скорее всего, какая-нибудь реклама, меню, словом, что-то, что после отправится прямиком в мусорное ведро.

В конверте - еще один конверт, завернутый в письмо.

Артур читает письмо.

Читает его снова.

Затем хватает телефон и звонит по всем номерам, по которым когда-либо мог найти Имса. Он звонит его матери, брату; никто из них ничего о нем не слышал. Теперь они взволнованы, но Артур заверяет их, что уже занимается поисками.

Еще один звонок, теперь самому сведущему лицу.

Он не открывает второй конверт.

*

Когда Артур возвращается с опознания тела, он падает на софу, не ощущая ни мягкости подушки под ним, ни холода, царствующего в квартире.

Он сидит так несколько часов, не чувствуя ничего.

На кофейном столике - другой конверт.

На город уже опустилась ночь, когда Артур дотягивается до него; в свете оранжевых уличных фонарей он читает свое имя, выведенное аккуратным почерком Имса.

Он проводит пальцами по рельефу продавленных букв, осторожно вскрывает конверт и достает единственный листок бумаги.

Здесь написано так мало слов; но они значат так много.

Артур убедился, что вложил письмо обратно в конверт, и бережно отложил его на стол. И наконец позволил себе заплакать.



2: я все еще могу слышать твой голос

Небеса навзрыд плачут над Артуром. Он вспоминает, как Имс всегда ненавидел дождь, напоминавший ему о доме, о плохих воспоминаниях. В такую погоду единственное, на что его хватало, - прижиматься к Артуру на диване с чашкой чая. Сейчас был как раз один из тех редких случаев, когда они оба невыносимо бы в этом нуждались. Артур ненавидел его грусть, но ему нравилось быть тем единственным, кто мог обнять Имса, пока тот собирал себя по кусочкам.

Так что ливень оказался к месту; насквозь промокший Артур в пальто и в лучшем своем костюме чувствует, как разрывается на кусочки и разлетается по ветру. Разрозненные осколки прошедшего дня тяжело ранят его: глухие рыдания Ариадны, обеспокоенные взгляды, что время от времени бросает на него Дом, – но окутавшее его облако скорби не давало более воспринимать этот мир.

Он не может смотреть на мавзолей: холодное здание просто злит его. Имс не хотел бы быть похороненным в чертовом мавзолее, но его семья настояла на этом. Они даже не думали, заслуживает ли он место в фамильном захоронении, - они вообще не думали об Имсе, а лишь волновались о том, что подумают о них люди. Когда Артур пытался возразить им, отстоять то, чего желал бы сам Имс, они заявили, что раз они с Имсом не были женаты и Артур не имел никаких иных формальных прав на него, его мнение не учитывается.

Артур неотрывно смотрит на землю под ногами, на то, как каждая травинка склоняется под тяжестью дождевых капель. Присутствие мавзолея невыносимо тяжело, и ему кажется, что сама гравитация пытается втянуть его туда. Он вспоминает, как на похоронах отца его мать рухнула на колени перед свежей могилой, словно то, что скрывает земля, тянет ее с такой силой, что невозможно устоять на ногах. Теперь Артур ее понимает.

Зря он смотрит теперь в ту сторону: брат Имса выглядит потерянным еще больше, чем он сам. Они с Имсом близнецы, каждому на вид лет тридцать с лишним, но сейчас Том похож на маленького ребенка, не понимающего, что происходит. Импульс заставляет Артура взять его за руку; Том смотрит на него, его губы дрожат, и в глазах застыло что-то страшное, изнуряющее - будто ничто и никогда уже не будет в порядке. Он судорожно сжимает руку Артура, и тот приближается к нему вплотную, нарушая тот извращенный покой, что приносит глубокая печаль.

Министр – гребаный министр, Имс возненавидел бы и это – наконец завершает свою речь, и на целую минуту не слышно ничего, кроме ветра, дождя и бездонного гула всеобщей потери. Люди безмолвно наблюдают за тем, как все ритуалы наконец заканчиваются – как будто они что-то значат – и постепенно начинают расходиться.

Дом долго смотрит на него, но понимает его куда лучше остальных, и потому просто касается плеча Артура перед тем, как уйти и увести за собой Ариадну и Юсуфа. Большинство пришедших на похороны разговаривает с матерью Имса. Она редко общалась со своим сыном - может быть, раз в год - и пропасть, разверзнувшаяся между ними, облегчила людям "приносить свои сожаления".

Но никто не подходит к Тому и Артуру. Они стоят рядом, напротив мавзолея, чувствуя отвращение к тому факту, что вообще находятся здесь, но не могут и сдвинуться с места. Все, что чувствует Артур, – неописуемая боль. Она давит ему на грудь, не дает сделать и глотка воздуха, выворачивает внутренности и разносится криком в голове. Но Том сжимает его руку так крепко, что онемели пальцы, - и это избавляет Артура от очередного укола вины.

Они тождественны друг другу, Том и Имс, но Артур никогда не видел, чтобы Имс выглядел так, как выглядит сейчас Том. Будто это - конец света. Артуру кажется, словно от него оторвали огромный кусок плоти, но Тому, должно быть, сейчас куда хуже. И несмотря на то, что они нечасто виделись - спасибо работе Имса - всегда, когда они были вместе, они были неразлучны. Артур любит своих брата и сестру, но его чувства далеко от того, что было между Томом и Имсом. Они были близнецами, двумя половинками целого. И теперь Том одинок.

- Извини меня, - говорит Артур, не зная, что еще он может сказать. Слова бесполезны - он всегда ощущал, как внутри нарастает ярость, когда другие говорили ему нечто подобное. Но он должен был это сказать. Он виноват, потому что должен был что-то сделать, должен был что-то сделать, должен был...

- Нет, - голос Тома срывается, и он заключает Артура в свои объятия. - Ты не виноват, не надо, не вини себя... - шепчет он, шепчет голосом Имса, и это вконец ломает Артура.

Он зарывается лицом в толстую ткань куртки Тома и плачет. Артур не плакал перед людьми, никогда. Никогда. Даже перед Имсом - никогда. Но без него это уже не имеет значения. Ничто более не имеет значения.

Они оба не сдерживают слез, разделяя друг с другом свою печаль; но желание быть сильным перед Томом - знание того, что кто-то еще его понимает - заставляет Артура хоть немного взять себя в руки.

- Я не знаю, как теперь жить без него, - едва слышно говорит Том.

- Я тоже, - потерянно отзывается Артур.

Они смотрят друг на друга и наконец идут к машине в полнейшем безмолвии.

Артур вспоминает Мол, преследовавшую сны Дома, и думает, будет ли Имс преследовать его самого.

Надеется.



@темы: PG-13, fanfic: eng, translations

Комментарии
2012-09-17 в 22:25 

gerty_me
если что-то несовершенно, это не значит, что оно не прекрасно (с)
проникновенно. И музыка очень подходит

2012-09-17 в 23:03 

sablefluffy
Любвеобильный мультифэндомный зефирчик

2012-09-18 в 00:45 

сам себе тайлер
der steppenwolf
gerty_me, спасибо, я как раз переводила под этот трек)
sablefluffy, х)

2012-09-18 в 10:15 

Филифьонка в ожидании
бульканье с кацудна
Очень грустный и в то же время жесткий текст. Очень трогает. Спасибо за перевод.

2012-09-18 в 10:32 

сам себе тайлер
der steppenwolf
Филифьонка в ожидании, и Вам спасибо за отзыв.)

2012-09-18 в 11:19 

divine_sinner
back to your home.
ох, такой прям болючий текст, пробирает. спасибо.

2012-09-18 в 14:50 

m@@nko
Лучше жалеть о том что было, чем о том, что могло бы быть... (с) Грабли манили как морские сирены (с)
печально, безнадежно.
здорово. спасибо)

2012-09-18 в 16:58 

сам себе тайлер
der steppenwolf
divine_sinner, maanko, благодарю) рада, что нравится.

2012-09-18 в 21:44 

snow_leopard
Cpl Snow
очень грустно и очень цепляет...мурси переводчику!

2012-10-17 в 13:42 

Greater Darkness
- Где тут у вас порно?? - В моей голове. И еще на тех полках.
Никогда не понимала в чем смысл таких вот фанфиков :nope:

2012-10-17 в 13:46 

сам себе тайлер
der steppenwolf
snow_leopard, извините меня, пожалуйста, пропустила комментарий. спасибо Вам))
*Dark Goddess*, что Вы хотите этим сказать?)

2012-10-17 в 17:54 

Greater Darkness
- Где тут у вас порно?? - В моей голове. И еще на тех полках.
сам себе тайлер, да то и хочу, что ни сюжета в общем нет, ни смысла. Но это вопрос к автору конечно.

   

You mustn't be afraid to dream a little bigger, darling

главная