22:09 

Заявка 1.21

the forger/the point man
eames/arthur slash community
Артур попадает в Лимб и знакомится там с неким татуированным шаманом пару веков назад настолько расширившем себе сознание, что так и не смог выйти из сна...

@темы: фест, раунд 1, выполнено

URL
Комментарии
2012-09-07 в 09:03 

annoovine
читать всегда - читать везде... без этого помру вобще!!!
Очень хотелось бы почитать.Е сли ещё и шаман кастанедовский будет, вообще сказка

2012-09-07 в 10:24 

Няманясечка
Улыбайтесь, господа… Улыбайтесь…
Е сли ещё и шаман кастанедовский будет, вообще сказка :up:

2012-09-09 в 00:49 

заказчик одобряет кастанедовского шамана) но не настаивает)

URL
2012-11-10 в 00:39 

Исполнение 1.

Название: Шаман


Listen or download Мельница Шаман for free on Prostopleer

Имс любит свой лес. Его лес – это целый мир: могучие сосны, корнями уходящие глубоко в землю, а кронами подпирающие небосклон, редкие поляны, укрытые сейчас ровным слоем снега, тайные тропинки и пещеры, убежища лесных зверей, зеркальные пруды, которые не замерзают зимой, и древние могучие капища, на которых даже в это время года можно увидеть цветы и зелёную траву. Это место не менялось веками, и Имс здесь не хозяин – он часть этого волшебного мира, он его полноправный житель уже почти две сотни лет.

Имс понимает языки зверей и птиц, и с кем-то из них он дружит, с кем-то враждует. Друзья любят и уважают его, а враги боятся. Жители леса назвали его Имсом, что значит Медведь. И он не помнит своё прошлое имя: оно ему совершенно не нужно. Зачем тебе старое имя, когда живёшь в полной гармонии со своим новым миром. Правильно. Не зачем. Имсу кажется, что он живёт в этом лесу с самого начала лет.

Именно поэтому, он застыл не хуже каменных идолов, окруживших святилище, когда увидел спящего ребёнка. Ребёнок посреди его леса, спящий прямо в центре старого капища – такого на его памяти ещё не случалось. Подойдя поближе, Имс увидел, что это скорее юноша, чем мальчик: на вид ему всё же лет шестнадцать. Одет он в какую-то диковинную одежду, непослушные чёрные волосы завиваются на концах, тонкие бледные пальцы судорожно сжимают прядь зелёной травы, а лицо хмурое, будто он от кого-то убегает во сне.

Медведь удивлён: странное чувство зарождается в груди и теребит душу. Его драгоценный мир, спокойствие этого магического места нарушено появлением чужеземца. Можно, конечно, оставить парня тут: волки быстро разберутся с непрошеным гостем, если он раньше не окоченеет от холода, когда древние духи решат вновь запустить зимние ветры в свой чертог. Но что-то мешает Имсу сделать это, так что он взваливает паренька на плечо и уносит в свою берлогу - ему нужно хорошенько подумать.

URL
2012-11-10 в 00:39 

Он просыпается. Тело настолько расслабленно, что он не может пошевельнуться. Даже открыть глаза – великий шаг: веки будто свинцом налились, но он делает это. Вокруг каменные стены, исщерпленные красными и чёрными надписями, на незнакомом языке, с потолка свисают пучки всевозможных трав и корений, а прямо перед ним горит небольшой костёр. Справа стоит огромный деревянный сундук, оббитый железом, слева две, так называемые, двери: пробитые прямо в стене проходы, занавешенные сплетёнными из тростника циновками. Сам он закутан в серую шкуру, от которой тепло разливается по всему телу.

Внезапно он видит сквозь пламя костра ещё кое-что, точнее кое-кого. Здоровенный мужик сидит прямо напротив него: на мощные плечи наброшена медвежья шкура, мускулистые руки все в чёрной вязи татуировок, которая продолжается до самой шеи и, кажется, скрывается в направлении спины. Он сидит прямо на полу, сложив ноги в позе лотоса, закатав холщовые штаны чуть ниже колен, и курит длинную и тонкую трубку, которая удивительно изящно смотрится в его огромной лапище. Мужик выдыхает ровное белое колечко дыма и только потом замечает внимательный изучающий взгляд. Он приоткрывает глаза и говорит:

- Наконец-то ты проснулся, а то я уж думал, что ты того, - он говорит немного с трудом, как будто давно этого не делал. Голос у него хрипловатый и низкий, пробирает до дрожи. Следующая фраза даётся ему гораздо легче, хоть он и говорит медленно, растягивая гласные звуки. - Меня зовут Имс, ну или Медведь. А тебя как, малыш?

И тут до него доходит: он не помнит, как его зовут. И не только это, он совершенно ничего не помнит. Он не знает, как попал в эту пещеру, не знает, сколько ему лет, и как он выглядит. Есть только смутное ощущение того, что обращение «малыш» немного не уместно, но он даже не может знать этого наверняка. И он отвечает Имсу, вслушиваясь в звуки собственного голоса, который может стать неожиданной подсказкой, но чуда не происходит.

- Я не помню… Я совершенно ничего не помню, абсолютно, - страх, зародившийся в сердце, постепенно перерастает в панику. Он смотрит на свои руки и не узнает их: точнее не может понять, его это руки или не его. Он вскакивает на ноги и с отчаянием смотрит на Имса, но тот не меняется в лице и лишь произносит:

- Да уж, дела… - и замолкает. Имс снова закрывает глаза и продолжает курить трубку. Ему кажется, что прошла целая вечность, а шаман всё молчит и молчит, и курит эту свою проклятую трубку. Тишина давит на него, и он не выдерживает.

- Скажи же уже хоть что-нибудь! Иначе я тут совсем с ума сойду, - он уже практически кричит, горький комок застрял где-то в горле, а из глаз готовы покатиться горькие и обидные слёзы.

- Я буду называть тебя Зайцем или, как говорят звери, Артэном, идёт? И ты будешь жить здесь, со мной. Один ты погибнешь в лесу: он тебя сожрёт. А я буду оберегать тебя, пока ты не решишь, - Имс наконец посмотрел ему прямо в глаза, и в его взгляде нет ни насмешки, ни сожаления, ни равнодушия. Абсолютный покой и тепло.

- Что не решу? – парень удивлён. Ему дали новое имя, и внутри как будто что-то зашевелилось, загорелось, но вновь угасло.

- У тебя сейчас две дороги, два пути, Заяц. Ты можешь забыть всё и стать частью этого леса. Ты будешь свободным, как северный ветер, и чистым, как ключевая вода, ты поймёшь, о чём говорят птицы и звери, будешь слышать то, что поют речные потоки. В этом случае, ты уже никогда не уйдёшь отсюда… да и не захочешь никуда уходить. Но есть и другой путь - ты можешь стать моим учеником, и я научу тебя расширять горизонты своего сознания. Ты увидишь всё: прошлое, настоящее, будущее. Я научу тебя читать судьбу и отличать правду ото лжи. Это будет очень тяжело, но ты получишь самое главное: ты вспомнишь своё истинное имя, - после такой длительной триады, Имс замолчал и задумчиво затянулся трубкой.

- Имя? – новоиспечённый Заяц смотрел на Медведя во все глаза. Он уже и забыл о том, что ему нужно какое-то имя, когда перед ним приоткрывали такие интересные тайны и секреты, однако какое-то непонятное чувство зародилось в районе сердца. У него есть важное дело, и он должен вспомнить какое. Обязательно должен.

- Да, имя. Имя – это ключ. Я свой уже давно потерял, но у тебя есть шанс его обрести. Получив истинное имя, ты вспомнишь всё и сможешь вернуться туда, откуда ты пришёл, - Имс тяжело вздохнул. Он устал говорить, а чужое присутствие, казалось, сделало воздух густым и тяжёлым. Парнишка видимо заметил, что Имсу то ли неприятно, то ли он просто устал, и виновато потупил взгляд, давая Имсу необходимую передышку. Воздух снова стал пригодным для дыхания, а от усталости и следа не осталось. Удивительно чуткий оказался паренёк, мгновенно подстроился под ситуацию и, сам того не замечая, остановил яркие волны своих эмоций и переживаний. Похоже, он уже неплохо контролирует свой разум и душу, хоть сам и не знает этого.

- Возьми меня в ученики, Медведь. Я буду старательно заниматься, сколько потребуется, мне не страшны трудности. Просто я чувствую, что должен сделать что-то очень важное, но я не могу вспомнить что. Помоги мне, - Артэн смотрит ему прямо в глаза, и в его взгляде уже нет страха. Любопытство, уверенность в своих силах и немного холода. Не такого, который леденит душу, а этакая сосредоточенность - идеальный настрой для обучения. Удивительно способный мальчик, хотя какой уж там мальчик. Кажется, что за последние двадцать минут он повзрослел на целый год.

URL
2012-11-10 в 00:40 

Артэн быстро привык к лесу. Он был чужаком и многого не знал об этом мире, иногда вёл себя странно, но каждый, кто видел его улыбку, не мог отвести от него взгляда. К тому же он быстро учился: легко перенял языки нового мира, научился различать следы и находить скрытые под снегом тайные тропы, усвоил основы целительства и травничества. Артэна полюбили и звери, и птицы, с которыми он теперь частенько ходил поболтать, с интересом выслушивая каждую историю. И только волки обходили его стороной, а в душе люто ненавидели, за что и прозвали его Каларом, то есть чужим, другим. Имс посоветовал ему не обращать внимания на серых злодеев, вечно чем-нибудь да недовольных. Артэн так и делал.

Познание природы для любопытного Зайца было делом плёвым, но вот с познанием самого себя дело обстояло многим хуже. Имс постоянно выходил из себя: Артэн не мог усидеть на месте, когда нужно было сконцентрироваться и медитировать, кричал от боли, когда нужно было порезать себе ладонь для очередного ритуала, недоумённо смотрел, когда Медведь пытался объяснить ему значение очередной руны, а главное громко чихал, когда тот раскуривал свою трубку или добавлял в волшебный костерок какие-нибудь травы. Однако в бесконечных попытках научить непутёвого Зайца всем премудростям своего ремесла он как-то незаметно для себя привязался к нему. Артэн ни на шаг от него не отходил, постоянно что-нибудь спрашивал, лукаво щурил глаза, когда какая-то тема казалась ему особенно интересной, и улыбался, показывая очаровательные ямочки на щеках, когда ему было весело. Они даже спали вместе, укрывшись одной шкурой, потому что Артэну было холодно: он постоянно ёрзал и не мог уснуть. Имсу всегда хотелось обнять его покрепче и никуда не отпускать. Может даже лучше, что он оказался не лучшим подмастерьем шамана – останется здесь с ним навсегда, станет частью его мира, его леса: вон как у него это ловко выходит. В порыве глухой нежности он ласково утыкался носом в макушку своего Зайца, вылизывал нежную кожу шеи или прикусывал ухо. Однако тот тут же поворачивался на другой бок, к нему лицом, и долго смотрел на него исподлобья, с укоризной, а во взгляде начинали мелькать те самые льдинки. Бедному Медведю ничего не оставалось, кроме как утыкаться носом в холодную стенку и не рыпаться.

URL
2012-11-10 в 00:40 

В один прекрасный день всё изменилось. Имс увлечённо рассказывал Артэну о том, что каждый шаман может присутствовать в нескольких мирах одновременно. Тот хоть и старался внимательно слушать, отчаянно подавлял зевоту. Опять, небось, весь день с зайцами по лесу скакал, а сейчас пришёл уставший, но всё равно слушает, не хочет его огорчать. Вот ведь Заяц.

- …но самое главное для того, кто путешествует между мирами, это иметь при себе талисман, а точнее тотем, чтобы суметь отличить одну реальность от другой - Имс старался говорить выразительно, чтобы хоть как-то развлечь своего ученика, но с того похоже весь сон сошёл. При слове «тотем» тот так и подскочил, будто на ежа сел.

- Ты сказал тотем? – он смотрел на Имса, широко распахнув глаза и боясь даже выдохнуть. – Мне кажется, что это как-то связано с моим прошлым. Моё сердце бьётся так быстро, что, кажется, сейчас из груди выскочит. Расскажи мне о тотеме, пожалуйста. Для чего он нужен, как его можно сделать?

- Тотем - это твой оберег и талисман. Только ты должен знать, какой он на самом деле, и только ты можешь держать его в руках. Если ты вдруг засомневаешься в том, какой мир тебя окружает, просто посмотри на свой тотем. Если он изменился – значит и реальность изменилась тоже. Всё очень просто, - говоря это, Имс достал из кармана своих холщовых штанов, маленький каменный диск, весь усыпанный мелкой вязью рун, и показал его Артэну. Тот смотрел очень внимательно: во взгляде вновь появилась цепкость и ледяная сосредоточенность. Наконец он молча поднялся, подошёл к сундуку, где у Имса хранились шкуры, рога, кости, нужные как для жизни, так и для ритуалов. Он долго рылся в нём и вытащил старый олений рог, посеревший от времени, но в целом довольно крепкий.

- Я могу взять его, Медведь? – он, казалось, повзрослел ещё на пару лет, даже голос как будто изменился. Имс просто кивнул. Он подхватил свой мешок, в котором всегда лежало всё необходимое для небольших вылазок, закинул туда рог, поправил кожаный пояс, на котором висел длинный кинжал. – Я не знаю, когда вернусь. Не ходи за мной, я должен справиться с этим сам.

И он ушёл, а Имс остался в пещере один. Он сидел и набивал трубку онемевшими пальцами. В его убежище почему-то стало безумно холодно. Он щелкнул пальцами, высекая огонёк и позволяя пряному облачку дыма окутать себя с головы до ног. Ему снова нужно хорошенько всё обдумать.

Вороны говорили Имсу, что Артэн уже третий день сидит на каменном утёсе, разрезающем Серебряный водопад, и старательно вырезает что-то своим кинжалом. Периодически, по словам живущих неподалёку мышей, он как будто засыпает с открытыми глазами. Взгляд у него становится совершенно непроницаемым, и ни одна мышца не движется. Имс только устало хмыкает: его ученик мгновенно освоил медитацию, когда ему это стало действительно необходимо. Глядишь, и остальному научится. Только вот на сердце у Медведя было неспокойно: ему казалось, что из души кто-то пытается вырвать здоровенный кусок.

Но вот Артэн вернулся в берлогу. Стоя на пороге, он переминался с ноги на ногу и всё никак не мог решиться и зайти. В правой руке он сжимал два кубика: на каждой из граней он вырезал по точке, от одной до шести. Он был доволен собой, но ему было стыдно, что он на целых три дня бросил своего Медведя.

Имс увидев, что его блудный ученик вернулся домой, наконец-то смог облегчённо выдохнуть. Его опасения оказались в прошлом: холод во взгляде вновь уступил место теплу и открытости, и теперь на лице его Зайца царила довольная улыбка. Разве что выглядел он теперь года на двадцать три, но все взрослеют. Может быть не так быстро, но всё-таки.

URL
2012-11-10 в 00:41 

Их жизнь пошла прежним чередом, правда теперь Артэн с легкостью контролировал своё тело и разум. То, что раньше он делал лишь по наитию или случайно, теперь давалось ему легко: от медитации до чтения нитей судьбы в причудливых рисунках костей. С другой стороны, он, казалось, перестал чувствовать боль и усталость, да и вообще многие эмоции то ли отпустил вообще, то ли спрятал где-то глубоко внутри своей души. Он продолжал улыбаться, но в его улыбке не было радости. Теперь по вечерам, перед тем как лечь спать, он бросал свои кубики на пол и внимательно их изучал, то качая головой, то бормоча себе что-то под нос. Заяц становился всё более замкнутым в себе, но продолжал спать в обнимку с Медведем, потому что в их убежище действительно с каждым днём становилось холоднее. Приближалась середина зимы.

- Артэн, сегодня день зимнего солнцестояния. Будь очень осторожен, прошу тебя! А лучше вообще посиди-ка дома, никуда не выходи, - Имс выглядел очень устало. Он не спал уже три дня, готовясь к великому событию, запасаясь всем необходимым, но меньше всего хотел, чтобы его Заяц пострадал, поэтому решил потратить ещё немного времени перед уходом и предупредить своего подопечного. - Сегодня все духи выйдут из своих убежищ, все звери и птицы обретут свой истинный облик. И поверь, далеко не все из них такие дружелюбные, как тебе кажется. Просто они, как и мы, могут держать себя в рамках и даже получают от этого огромное удовольствие. Но четыре раза в году они отпускают себя на свободу, и лучше тебе не попадаться им на глаза, в берлоге ты будешь в полной безопасности. Ты понял меня?

Заяц утвердительно закивал головой в ответ, поудобнее закутываясь в теплую шкуру и обнимая кадушку с мёдом. Не так давно они опытным путём выяснили, что Зайцы гораздо большие сладкоежки, чем Медведи. Зимний запас уже подходил к концу, но Имс не жаловался. Пусть трескает, пока хочется, а он, если что, ещё раздобудет.

Артэн остался наедине со своими мыслями и мёдом. Когда драгоценная сладость подошла к концу, мысли, в основном не очень весёлые, окружили его снова, обвивая плотным коконом. Тревога на душе, которая с недавних пор стала его верным спутником, никак не унималась. Ему постоянно казалось, что он уже почти у цели, что он просто стоит на пороге и никак не может открыть дверь, за которой скрывается что-то родное и знакомое. Очередной приступ тоски подкатил неожиданно, а доброго и заботливого Медведя, всегда готового прийти на помощь, не оказалось рядом. Нужно было срочно что-то сделать, как-то отвлечься, поэтому Артэн, нарушив запрет, накинул на плечи волчью шкуру и вышел из берлоги.

Солнце светит безукоризненно ярко, отражаясь в ослепительно белом снежном ковре. Он идёт куда глаза глядят, и ноги сами несут его на капище, то самое, где он впервые появился. Он почти дошёл: впереди уже виднеются мощные каменные фигуры идолов и зелёные кромки священной поляны, но Артэн внезапно застывает на месте, не хуже древних истуканов, потому что видит перед собой картину восхитительную и ужасающую одновременно.

Священная поляна вся окружена всевозможным лесным зверьём, да и не только. Артэн замечает и прекрасных обнажённых дев с глазами цвета незамерзающих озёр, и совсем уж маленьких девчушек с хитрющими зелёными глазами и рыжими волосами, и сердитых приземистых мужичков, костюмы которых состояли сплошь из ветвей и листьев. Но самое интересное не это. Имс стоит посреди капища, одетый только в свою медвежью шкуру, но оскаленная морда зверя, теперь не висит у него за спиной, а покрывает его голову. Его татуировки сияют изнутри неприятным красноватым светом, а все руки у него в ранах. Точнее в порезах, и их ровно семь: три на правой руке, и четыре на левой. В правой зажат костяной нож. Имс стоит на месте, а кровь стекает по руке, струится между пальцами и капает прямо на землю, под его ногами. Артэн не слышит, что тот говорит, лишь видит, как шевелятся губы в бесконечной мантре. И почему-то он чувствует, как меняется ритм его собственного сердца, как будто кто-то ударяет в глухой барабан или бубен, играя одному ему известную чудную и одновременно пугающую музыку.

И тут Имс начинает танцевать. Сначала кажется, что он просто нелепо скачет, мечется с место на место, но потом Артэн видит, что танец абсолютно логичен и потому прекрасен – Имс танцует под музыку, звучащую в его сердце. Ритм постепенно ускоряется, а вместе с ним ускоряются и движения шамана. Он то взмахивает руками, вытягиваясь всем телом к полуденному солнцу, то склоняется к самой земле, зарываясь носом в зелёную траву. Артэн до сих пор не может даже пошевельнуться: он заворожён этим странным обрядом, который вызывает в нём дикую смесь отвращения и восторга. Но тут музыка достигает своего апогея, стук барабанов переходит в непрестанную дробь, и Имс бросает свой нож на землю, да так ловко, что тот входит в самый центр капища. Под бешенный ритм ударов, он поворачивается спиной к центру капища и прыгает назад, делая в воздухе изумительное сальто. Сердце Артэна пропускает удар. В полёте кожа Имса становится шерстью, лицо вытягивается, превращаясь в разъярённую морду. И вот уже посреди капища на задних лапах стоит огромный бурый медведь. Он ревёт и рычит так громко, что снег осыпается с соседних деревьев, но звери не разбегаются, а продолжают внимательно смотреть на Медведя. А вот Артэну становится страшно, очень страшно. Ему ещё никогда не было так страшно. Он срывается с места и несётся в самую чащу леса, вдаль от знакомых мест, не разбирая дороги. Лишь бы быстрее убежать, не видеть больше этого ужасного оскала и не слышать пробирающего до самых костей рёва.
Всё это нереально! Абсолютно невозможно! Нет, нет, нет. Этого просто не может быть.

Артэн приходит в себя только тогда, когда слышит пронзительный вой. Убегая от своего страха, он забрался в самую чащобу, куда почти не проникает свет солнца. Здесь даже почти нет снега: он едва прикрывает землю, состоящую, кажется, из сплошных переплетений корней. Зато эти места облюбовали себе волки, которые, судя по всё более отчётливо слышащемуся треску, приближаются к нему. И вот он уже видит перед собой первую пару налитых алым блеском глаз. Его сожрут с потрохами. Сначала измучают, истерзают и искусают, а потом сожрут. Сил на сопротивление не осталось: он пытается встать и замахнуться, но его тут же опрокидывают на спину, и вдавливают в землю тяжёлыми лапами, не давая даже вдохнуть воздуха.

URL
2012-11-10 в 00:43 

Имс бежит, что есть мочи – он сейчас больше всего на свете боится опоздать. Он идёт по запаху страха и отчаяния, как по отчётливому следу, и ему даже не нужно сверяться с настоящими следами на снегу. Он чувствует, как усиливается вдалеке запах жажды и алчности. Волки выследили его Зайца, они хотят его растерзать, убить его драгоценного зайчика - вот мысль, что заставляет его бежать ещё быстрее.

Как бы Имс не старался успеть, он опоздал, слишком сильно опоздал. Когда он вылетает на поляну и набрасывается на первого попавшегося волка, переламывая ему хребет своими мощными лапами, Артэн уже лежит на земле мертвенно-бледный, весь изрезанный когтями, искусанный, покрытый синяками и кровоподтёками. Имс взревел от горечи и обиды, раскидывая направо и налево, ошалевших от ужаса волоков. Ударом громадной лапой он проломил череп вожаку стаи, и та, потеряв своего лидера и поджав хвосты, поспешила унести ноги, хотя в живых после Имсовых ударов осталось от силы волков пять.

Имс бережно поднял Артэна на теперь уже руки. Он был готов уже разреветься от глухой тоски, как вдруг почувствовал: Заяц дышит! Значит он жив, он всё ещё жив. Но его нужно срочно подлатать, иначе счастье будет не долгим. Имс как можно осторожнее несёт драгоценную ношу в берлогу, три дня не отходит от Артэна, вытаскивая его буквально с того света. Смазывает раны целебными отварами, зашёптывает каждую царапину всеми известными ему наговорами и каждую секунду проклинает себя за то, что не уследил. Артэн не приходит в себя. Его тело поправляется, пытается излечить себя само тоже, поэтому он постоянно мечется в жару, хрипло дышит, но не приходит в себя. Наконец, на третьи сутки, он открывает глаза, и у Имса всё замирает внутри. Взгляд стал абсолютно нечитаемым, ледяным до самой своей глубины: в нём больше не было ни доверия, ни доброты, ни грусти, ни страха - сплошной лёд. Кажется, он стал старше ещё года на три. Артэн молчит, не смотрит на Имса. Так же молча, пошатываясь на ватных ногах и кутаясь в шкуру, он встаёт и идёт к сундуку. Медведь внимательно наблюдает за ним, не сводя глаз, готовый в любую минуту прийти на помощь, но Артэн, кажется, не нуждается в помощи. Он так же молча берёт в руку кинжал, лежавший до этого на крышке сундука, и обрезает свои отросшие локоны, один за другим. Потом сгребает в горсть мешочек со своим тотемом и выходит из берлоги. Имс поражён до глубины души, его сердце разрывается на части от боли, но он, ничего не говоря, следует за Артэном. Тот, выйдя на улицу, садится прямо на снег перед входом в пещеру. По правую руку от себя он кладёт кинжал, а в левой руке плотно сжимает свои маленькие костяные кубики. Вытянул спину ровно, как по струне, и глаза закрыл – погрузился в какое-то непонятное оцепенение.

Ещё трое суток Имс не мог спокойной заснуть, зная, что там за стеной, на холоде, сидит его Заяц. На третий день он не выдержал и попытался его разбудить, растормошить, но ни заклинания, ни снадобья не помогали. Имс попытался проникнуть в разум Артэна, но наткнулся лишь на глухую стену и бесконечную череду каменных лестниц. Всё было без толку. Отчаявшись, он попытался воззвать к здравому смыслу дремлющего сознания:

-Арти, зайчонок мой, очнись уже наконец! Тебе хотя бы нужно поесть. Иначе ты умрёшь. Зачем я тогда тебя вообще спасал?

И тут, о чудо, Артэн открыл глаза и посмотрел на Имса внимательно, как будто впервые увидел.

- Как ты меня назвал, Имс?

-Арти…

-Я вспомнил! Я всё вспомнил, - лицо мужчины озарила улыбка, настоящая, живая и искренняя. Такая, какой её Имс никогда, наверное, не видел. – Меня зовут Артур. И этот мир…он нереален. Теперь я точно уверен в этом, - с этими словами Артур схватил кинжал, и пока Имс пытался понять, что же тут происходит, он направил остриё себе в грудь и без промедления воткнул. Снег вокруг него озарила багряная кровь. Имс глядел на мёртвое тело с ужасом. Только что из его сердца вырвали огромный кусок, и его жизнь никогда не станет такой, как прежде. Гармония и равновесие этого мира нарушены окончательно и бесповоротно, да и кому они нужны, теперь ему тоже нечего здесь делать. Он закрывает глаза и расслабляется. Он скользит в тёмной воде, и вокруг нет ничего кроме неё. Он широко распахивает двери, и на него выливаются сотни тысяч жизней и воспоминаний, но он точно помнит только одно: его зовут Джереми. И он просыпается.

URL
2012-11-10 в 00:43 

- Артур, Артур! Наконец-то ты очнулся. Я боялся, что мы тебя уже потеряли. Ты провёл в Лимбе всего десять минут. Слава Богу, что с тобой всё в порядке, - Кобб то тряс его за плечи, то убегал куда-то в сторону. Всё было чертовски не в порядке, но кому о таком расскажешь? Уж точно не Дому. Да и никому не стоит знать о том, какой офигительный флинт выдало его подсознание, когда Артур очутился в Лимбе. По словам выживших очевидцев, в своём Лимбе человек видит всё то, что любит подсознательно, сознательно и бессознательно, именно поэтому оттуда почти невозможно уйти самому. А Артур, судя по всему, неровно дышит к старым скандинавским сказкам, мазохизму и здоровым татуированным мужикам. Ну, если последний пункт он ещё мог принять, как некий возможный вариант, то всё остальное не лезет ни в какие рамки.

- Кобб, нам вроде пора сматывать удочки, я и так тут долго провалялся, всю операцию, наверное, сорвал.

-На самом деле, информацию мы сумели получить. Ты очень хорошо постарался, кто же мог знать, что сознание объекта будет так хорошо вооружено даже на низшем уровне сна.

Артур быстро упаковывал чемоданчик с пэссивом, а сам всё думал о том шамане, оставшемся в его Лимбе. Это была проекция реально увиденного когда-то человека или плод его больного воображения? В любом случае он смог выбраться из Лимба только благодаря ему.

По приезде домой Артур получил щедрое вознаграждение и кучу свободного времени. Дом посоветовал ему хотя бы месяц отдохнуть от дел и заняться собой, привести в порядок свой разум. Кобб уже бывал в Лимбе, и он знает, что это такое. А Артур с прилежностью послушного ученика исполнял просьбу товарища, наслаждаясь отдыхом, всеми благами цивилизации и изучением большого количества совершенно бесполезных фактов о шаманах Америки, России, Скандинавии и даже Африки. Многие из них казались абсолютной глупостью, другие отдалённо напоминали правду. Хотя было ли то, что он видел во сне правдой? Теперь он никогда уже не узнает.

Смеха ради, он пробовал говорить со своим котом Апельсином на кошачьем наречии. Кот, казалось, смотрел на него, как на идиота, но на просьбу принести ему что-нибудь красивое откликнулся, притащив золотые наручные часы хозяина. Артур был немного озадачен, но от дальнейших экспериментов решил воздержаться, поняв, что от сидения дома скоро крыша поедет. А тут как раз Кобб предложил новое дело, и Артур с радостью согласился, на ходу бронируя билеты на самолёт до Парижа, собирая чемоданы и оставляя голосовое сообщение своей домоправительнице, чтобы та снова взяла себе Апельсина на содержание, к слову, тот был совсем не против.

Артур, только открыв дверь офиса, сразу увидел, что вся команда уже в сборе. Кобб не поскупился и собрал действительно лучших, как и говорил ему по телефону. Его жена Мэлори в качестве архитектора, Браэн, один из старых, проверенных химиков. Сам Артур, который по праву считался самым молодым и преуспевающим координатором в истории дримшеринга. Но вот человека, который стоял к нему спиной, Артур не знал. Точнее, его затылок казался ему смутно знакомым, а когда он повернулся к нему лицом, сердце координатора ухнуло куда-то вниз - прямо перед ним стоял тот самый шаман. Правда на плечах у него была не медвежья шкура, а ужасная аляповатая розовая рубашка. Но из-под закатанных рукавов этого чудовища выглядывали до боли знакомые узоры татуировок. Сомнений нет, либо это тот же самый человек, либо его точная копия.

- Ну здравствуй, зайчик. Давненько мы с тобой не виделись, правда?

- Здравствуй Имс. Не думай, что я сильно скучал.

- Вы что, парни, знакомы? – Кобб выглядел определённо удивлённым. Ведь Имс пришёл в дримшеринг совсем недавно, и сейчас было его перовое дело. И где только мог правильный во всех отношениях Артур познакомиться с таким отвязным парнем, как этот самый Имс.

- Да, Дом, доводилось иметь с ним дело. Ты не против, если мы переговорим с глазу на глаз, - Артур, не дожидаясь ответа от Кобба, схватил Имса за руку и потащил в дальний конец коридора. Все остальные не выглядели особенно удивлёнными, у них, как и у большинства извлекателей, хватало своих тараканов в голове.

- Объяснись, - Артур смотрит на Имса в упор. Он хорошо помнит этот взгляд, полный любопытства и льда одновременно, отличный коктейль. Кстати, коктейли довольно неплохое изобретение.

- Знаешь, Арти, этот мир стал таким удивительным. Я и не думал, что за двести лет всё может так сильно изменится.

- То есть ты настоящий шаман и действительно проспал целых две сотни лет?! Но ты же должен был умереть, такого не бывает, - Артур косится на него с подозрением, однако Имс и глазом не ведёт.

- Почему это сразу должен был умереть, у магов свои секреты. Время не властно над разумом, главное, чтобы твою берлогу не раскопали, пока ты спишь, а всё остальное не так уж и важно…Знаешь, мне всё-таки нравится этот новый мир, Артэн. Здесь можно покупать готовую еду в магазинах и смотреть картинки, похожие на сны, включив чёрный ящик. В этом мире так много вещей…и людей… очень много. Найти тебя, кстати, было чертовски трудно, мог бы и поблагодарить меня за расторопность.

- Не называй меня больше Артэном, - он подошёл в плотную к Имсу, заглянул украдкой в смеющиеся серые глаза и практически свалился в его объятья. Груз, который камнем лежал на сердце весь этот месяц, исчез, как не бывало. Имс мягко поцеловал его в макушку, а затем потянул пальцами за подбородок, заставляя посмотреть прямо в глаза. Они смотрели друг на друга, наслаждаясь близостью и теплом, а потом Имс поцеловал его уже по-настоящему. Поцелуя, конечно, было недостаточно, так как Имсу хотелось вылизывать, кусать, хватать везде, куда только дотянутся руки, но здесь нельзя, могут увидеть. Их ведь не поймут. Откуда люди могут знать о том, что только что воссоединился расколотый на куски мир, восстала из пепла разрушенная вселенная, реальность. Имс будет обнимать своего зайчонка, как можно крепче и никуда больше не отпустит. А Артур будет прижиматься к своему большому медведю как можно сильнее, боясь отступить хотя бы на шаг. Они будут вместе сейчас, завтра, всегда, ведь они знают, как убежать от вечности, создавая новые реальности. Главное крепко держать друг друга за руки, чтобы не заблудиться в пути и не потерять свой ключ, который подходит к любой двери.

URL
2012-11-10 в 01:58 

Sashylia
mem mem mem
Автор , это было божественнo, заяц(а можно вопрос почему именно заяц:) с медведем ,такая чудесная идея с именами *0*.И ,конечно последний. абзац - идеальная концовка восхитительной истории
Спасибо, вагон печенек вам :3
нз

2012-11-10 в 02:39 

Ghoulein
When I'm good - I'm good, but when I'm bad - I'm better
Лесные сказки нынче популярны)))) Но сказки - это всегда здорово, спасибо вам за историю! :red:

Про опечатки

2012-11-10 в 03:54 

Лия Малкавиан
мурр-мурр-мурррр
замечательная история получилась))
отдельное спасибо за песню - люблю ее :heart:

2012-11-10 в 04:14 

Жители леса назвали его Имсом, что значит Медведь

Забавно. По самой распространенной версии имя Артур произошло от кельтского имени "Arthur", в переводе, которое означает " медведь".

2012-11-10 в 05:06 

annoovine
читать всегда - читать везде... без этого помру вобще!!!
Спасибо!!!:red::red::red:

2012-11-10 в 08:23 

Маллина, я даже и не знала...Парадокс получается:D
Когда имена придумывала, даже не задумалась о возможных реальных вариациях.

Sashylia, я если честно в последнем абзаце наоборот сомневалась, но если понравилось, то хорошо:shy:
Я даже сама не знаю почему заяц.Может персонаж сам захотел им быть?:shuffle:

Ghoulein, лесные сказки - это сила. Но тут просто заявка такая, и я не могла удержаться :inlove:
за очепятки спасибо. Исправлю, когда буду у себя выкладывать :friend:

Лия Малкавиан, спасибо:33
тоже очень её люблю :shuffle:

annoovine, вам спасибо, что прочитали:chup2:

Сразу отзывы...Мне так приятно:shy:

URL
2012-11-10 в 12:45 

Месть*_*
Well behaved women rarely make history
Хорошая сказка получилась:) Атмосферно, чудно:) Спасибо большое:)

2012-11-11 в 08:56 

La Isla Bonita
Ми-ми-ми ^_^
ооо, какая красота!! *__* Чудесная история, спасибо-спасибо большое, дорогой Автор!:squeeze:
Арти - зааайчик, какая милота ^^

2012-11-11 в 10:51 

Месть*_*, мммррр...приятно:shy:

La Isla Bonita, ми-ми-ми:33 спасибо:shuffle:

URL
2012-11-11 в 23:57 

Cornelia
В иные дни я успевала поверить в десяток невозможностей до завтрака!
Ждала исполнения этой заявки.
Добрая у Вас сказка получилась и это замечательно.
Понравилось, что Артур попал в сон ребенком и взрослел. Очень здорово. И с тотемами прикольно обыграно.
Но главное, что настроение светлое остается, за это большое спасибо.

2012-11-12 в 00:28 

Cornelia, вот такой вот я добряш. :pink: спасибо за приятный отзыв

URL
2012-11-14 в 04:44 

Kobayashi Maru
Do u think I'm mad? I'm fuckin angel!!!!!! STFUGTFO!!!!!!
трогательно и мило
Имс в шкуре зверя доставляет!
спасибо автору за хороший и приятный текст! :inlove:

2012-11-14 в 16:36 

CoTaec, всегда пожалуйста:inlove::inlove:

URL
2012-11-15 в 16:19 

исполнение просто замечательное! читается на одном дыхании!
автор - просто нереальный человек(прям как мир, который нереален. но что-то я загоняюсь.)!

2012-11-15 в 17:32 


URL
2012-11-25 в 13:31 

chiffa_shurf
Человек, черпающий могущество в сновидениях.
Прошло 2 недели и теперь можно открыться этому прекрасном миру!
Надеюсь мой "Шаман" вам действительно понравился. Я очень рада, что его прочитали и оценили. Спасибо вам!:squeeze:
А ещё большее спасибо моей драгоценной бете Ито Хироко, которая терпела моё бесконечное нытьё.:song:

2012-11-25 в 14:22 

chiffa_shurf
Человек, черпающий могущество в сновидениях.
А вот и ссылка на фик в дневнике:3
juffinhali.diary.ru/p182905552.htm?from=last#61...
Если найдёте какие-либо опечатки и тому подобное - пишите, не стесняйтесь:shuffle:

     

You mustn't be afraid to dream a little bigger, darling

главная